skip to Main Content
Банкротству — год. Итоги и результаты работы закона

Закон «О банкротстве (несостоятельности» физических лиц, вступивший в силу на территории Российской федерации 1 октября 2015 года, отмечает свою первую годовщину. 12 месяцев – срок небольшой. Но определенные позитивные результаты уже есть. Как, впрочем, и негативные. Поэтому  спорить о некоторых нюансах банкротства частных лиц можно будет еще долго – практика в стадии наработки. А вот некоторые итоги деятельности подвести уже можно. И сегодня мы это сделаем на примере конкретной юридической практики.

Меркушев - Центр Банковского ПраваНаш эксперт — управляющий партнер Центра банковского права Денис Меркушев.

— Денис, добрый день! Что кардинально нового произошло за последнее время? Как изменилась ситуация по сравнению с прошлым годом?

— В первую очередь изменился сам клиент. Вернее, его отношение к процедуре банкротства. Когда закон только вступил в силу, большинство наших граждан восприняли его как кредитную амнистию. И им было очень сложно объяснить суть процедуры. В первые месяцы у нас был вал звонков от людей, которые действительно хотели избавиться от долгов, но при этом воспринимали новый закон как некую незамысловатую процедуру. Были случаи, когда нам звонил какой-нибудь человек и сообщал: «Я не могу платить по кредитам. Отметьте где-нибудь у себя, что я банкрот…». Вот так всё просто и легко.  Но прошло время, и народ стал более осторожно относиться к банкротству, более осознанно подходить ко всему процессу. Сейчас граждане понимают,  что это долгая и серьезная процедура, к ней необходимо тщательно готовиться, причем – одному здесь не справиться, обязательно нужна помощь квалифицированного юриста. Да и денег это требует немалых – от 150 тысяч рублей. В общем, если сравнивать клиентов годичной давности и нынешних, то сегодня люди стали более подготовленные, даже более грамотные в юридическом плане – прежде чем прийти к нам, они мониторят информацию в открытых источниках, пытаются самостоятельно разобраться. И, как итог – при общении с юристами уже задают грамотные вопросы. И это приятно.

— Изменилась ли позиция банков? Насколько активнее они стали действовать после вступления в силу закона о банкротстве физических лиц?

— Естественно, действия банков изменились. Не скажу, что кардинально, но такового и не требуется в данной ситуации. Банки стали активнее. Первые полгода после вступления закона они пребывали в неком ступоре, шоке. И если маленькие банковские организации сориентировались быстрее, то крупные банки ощутили сложности. Изначально у них вообще был полный бардак – одно подразделение банка могло не знать, что делает другое подразделение банка.

Реальная ситуация: мы подаем на банкротство клиента, общаемся с банком, посылаем письма и пр. Одновременно клиенту приходит уведомление о расторжении кредитного договора, о взыскании суммы задолженности и требование о погашении. Тут же подаются исковые заявления в суд, судебные приказы. И тут же другое подразделение звонит клиенту и предлагает взять кредит!

Сейчас все более менее стабилизировалось — банки активизировались, стали сами подавать заявления не только о банкротстве, но и о включении себя в реестр. И на сегодняшний день почти половина заявлений о банкротстве подано самими банками.

— А физические лица имеют право подавать в суд с требованием начать процедуру банкротства какого-либо частного должника?

— Конечно. У нас уже есть несколько таких клиентов – мы порекомендовали им, что задолженность нужно таким образом взыскать.

— Когда закон должен был вступить в силу, шли разговоры о том, что дела о банкротстве физических лиц станут рассматриваться судами районной юрисдикции…

— Нет, к счастью, такого не произошло – все дела рассматривает Арбитражный суд.

— Наверняка судебные инстанции перегружены рассмотрением дел о банкротстве?

— Судьи, конечно, перегружены. Хотя сейчас практика нарабатывается, и суды тоже постепенно «приходят в себя».  К тому же, исходя из полученного опыта, в закон о банкротстве физических лиц начинают вноситься различные изменения. Например, в июле 2017 года планируется ввести упрощенную процедуру банкротства.

— И в чем она будет заключаться?

— Полное освобождение от долгов тех, у кого ничего нет. Потому что на сегодняшний день это достаточно затратное мероприятие в финансовом плане – здесь и оплата финансовому управляющему, и суду, и публикации в печатных изданиях.

— Если же говорить о серьезных изменениях сегодня – что произошло за этот год с момента вступления закона о банкротстве в силу?

— Во-первых, подняли оплату финансовому управляющему с 10 тысяч рублей до 25 тысяч, и вознаграждение увеличилось с 2% до 7%. Недавно на рассмотрение ГосДумы вынесен проект о снижении госпошлины – с 6 тысяч рублей до 300 рублей. Мы надеемся, что он будет принят и вступит в силу с июля 2017 года.

— Порой затраты на проведение процедуры банкротства могут превышать сумму долга, которую таким образом кредитор пытается вернуть себе. Что еще можно изменить в законодательстве в данном случае?

— Нюансов очень много. Во-первых, остается открытым вопрос по банкротству супругов. Сейчас супругов банкротить нельзя. Но при этом не прописано много вопросов по самой процедуре банкротства в этом случае.  А у них, например, есть общее имущество – дом или квартира. Плюс ко всему нет брачного контракта. Как быть в такой ситуации?

Также плохо проработан вопрос доступа должника в ходе процедуры банкротства к собственным денежным средствам. По закону он может получать из зарабатываемых денег только сумму прожиточного минимума. А это очень мало. Значит, нужно каким-то образом доказывать в суде, сколько реально денег нужно человеку.

Не урегулирован вопрос  анализа деятельности должника. По юридическим лицам этот момент проработан, есть постановление Минэкономразвития — как проводить финансовый анализ работы организации. А вот по физлицам такого нет. Здесь нужно установить какой-то порядок, единый регламент.

Нет четкого порядка, как должно реализовываться имущество должника. Сейчас применяется то же правило, как и у юридических лиц. Но это несопоставимые вещи. Например, мы столкнулись с такой ситуацией – надо продать холодильник, который стоит 2 тысячи рублей. А публикация о продаже имущества требует 3 тысяч! Полное противоречие действий. Банкротство – что это такое? Процедура, направленная на реализацию имущества гражданина для расчета с кредиторами. А сейчас получается, что большие затраты идут на саму процедуру, и кредиторы в итоге ничего не получают.

Еще один вопрос – большая затрата на публикацию в газете «Коммерсантъ». 10 тысяч рублей. И это прописано в законе о банкротстве. Я бы вообще отменил публикацию в печатном издании – вполне достаточно информации на сайте.

В общем, все это решаемо, хотя и затратно.

— Можно ли сказать, что процедура банкротства физических лиц усложнилась за этот год? Или, наоборот, стала проще?

— Еще раз хочу повторить – практика за прошедший год более менее наработалась, а это значит – ужесточения происходят. Например, сейчас в процедуре начинают участвовать новые лица, которые еще год назад не понимали, что они в этом могут быть заинтересованы – представители банков, представители ЖКХ и пр. Банки стали очень грамотно подходить к делу — сейчас у них формируются специальные отделы по банкротству, представитель  банка  участвует в судебных заседаниях, общается с финансовым управляющим, смотрит отчеты деятельности, в общем контролирует процесс.

— А не планируется ужесточение на уровне закона призывать к ответственности недобросовестных банковских сотрудников, которые дали согласие на кредит человеку, изначально неплатежеспособному? То есть, сами подтолкнули его к банкротству?

— Это уже внутреннее дело каждого банка – будут ли они разбираться с такими сотрудниками. Периодически в СМИ появляется информация об оформлении кредитов тем или иным банком  без согласия клиентов. Но как действуют при этом банковские службы безопасности – у меня такой информации нет.

— Спасибо!

Введите Ваши контактные данные и мы перезвоним Вам в ближайшее время

×
Введите Ваши контактные данные и мы перезвоним Вам в течение 5-ти минут

×

×
Back To Top